Художники, картина "Полумесяц зданий", 26x20 см, на бумаге

Художники, картина Полумесяц зданий, 26x20 см, на бумагеШиле Эгон<br>Постер на холсте или бумаге. Любого нужного вам размера. В раме или без. Подвес в комплекте. Трехслойная надежная упаковка. Доставим в любую точку России. Вам осталось только повесить картину на стену!<br>Шиле Эгон
Постер на холсте или бумаге. Любого нужного вам размера. В раме или без. Подвес в комплекте. Трехслойная надежная упаковка. Доставим в любую точку России. Вам осталось только повесить картину на стену!


Подробнее >>>









Художники, картина "Полумесяц зданий", 26x20 см, на бумаге

Салфетка из микрофибры "Home Queen", цвет: бирюзовый, салатовый, 30 х 30 см, 2 шт

Салфетка из микрофибры Home Queen, цвет: бирюзовый, салатовый, 30 х 30 см, 2 шт57048_бирюзовый, салатовыйСалфетка Home Queen изготовлена из микрофибры (100% полиэстер). Это великолепная гипоаллергенная ткань, изготовленная из тончайших полимерных микроволокон. Салфетка из микрофибры может поглощать количество пыли и влаги, в 7 раз превышающее ее собственный вес. Многочисленные поры между микроволокнами, благодаря капиллярному эффекту, мгновенно впитывают воду, подобно губке. Благодаря мелким порам микроволокна, любые капельки, остающиеся на чистящей поверхности, очень быстро испаряются, и остается чистая дорожка без полос и разводов. В сухом виде при вытирании поверхности волокна микрофибры электризуются и притягивают к себе микробов, мельчайшие частицы пыли и грязи, удерживая их в своих микропорах.Размер салфетки: 30 х 30 см.Салфетка "Home Queen" изготовлена из микрофибры (100% полиэстер). Это великолепная гипоаллергенная ткань, изготовленная из тончайших полимерных микроволокон. Салфетка из микрофибры может поглощать количество пыли и влаги, в 7 раз превышающее ее собственный вес. Многочисленные поры между микроволокнами, благодаря капиллярному эффекту, мгновенно впитывают воду, подобно губке. Благодаря мелким порам микроволокна, любые капельки, остающиеся на чистящей поверхности, очень быстро испаряются, и остается чистая дорожка без полос и разводов. В сухом виде при вытирании поверхности волокна микрофибры электризуются и притягивают к себе микробов, мельчайшие частицы пыли и грязи, удерживая их в своих микропорах.Размер салфетки: 30 х 30 см.

Подробнее >>>

Кубок сувенирный "Поздравляем. Самый уважаемый человек". 850365

Кубок сувенирный Поздравляем. Самый уважаемый человек. 850365850365Кубок — это сувенир, который станет приятным напоминанием о важном событии и предметом гордости на долгие годы! Ножка награды украшена надписью и гербом, обрамлённым лавровой ветвью. Венчает композицию царская корона. Герб-вставка изготовлен из пластика с акриловым покрытием, которое предотвращает потускнение и создаёт яркую поверхность с приятным шёлковым переливом. Кубок Поздравляем. Самый уважаемый человек упакован в яркую подарочную коробочку с тёплыми словами и PVC вставкой, которая позволяет сразу рассмотреть изделие.Кубок — это сувенир, который станет приятным напоминанием о важном событии и предметом гордости на долгие годы! Ножка награды украшена надписью и гербом, обрамлённым лавровой ветвью. Венчает композицию царская корона. Герб-вставка изготовлен из пластика с акриловым покрытием, которое предотвращает потускнение и создаёт яркую поверхность с приятным шёлковым переливом. Кубок "Поздравляем. Самый уважаемый человек" упакован в яркую подарочную коробочку с тёплыми словами и PVC вставкой, которая позволяет сразу рассмотреть изделие.

Подробнее >>>




Kai Мочалка для тела "Double Bubble Towel", мягкая

Kai Мочалка для тела Double Bubble Towel, мягкая27298kaiМягкая мочалка с комбинированной поверхностью образует воздушную пену и бережно очищает кожу, создавая хорошее настроение!Намочите мочалку тёплой водой, используйте туалетное или жидкое мыло для мытья тела Внимание при применении: не трите кожу слишком сильно во избежание появления покраснений и потертостей. Не используйте при повреждениях кожи и кожных заболеваниях. После использования хорошо промойте и высушите изделие. Не стирайте мочалку в стиральной машине, не используйте при стирке отбеливающих средств. Используйте строго по назначению. Избегайте использования людьми с чувствительной кожей, для детей и при склонности к аллергическим реакциям.Мягкая мочалка с комбинированной поверхностью образует воздушную пену и бережно очищает кожу, создавая хорошее настроение!Намочите мочалку тёплой водой, используйте туалетное или жидкое мыло для мытья тела Внимание при применении: не трите кожу слишком сильно во избежание появления покраснений и потертостей. Не используйте при повреждениях кожи и кожных заболеваниях. После использования хорошо промойте и высушите изделие. Не стирайте мочалку в стиральной машине, не используйте при стирке отбеливающих средств. Используйте строго по назначению. Избегайте использования людьми с чувствительной кожей, для детей и при склонности к аллергическим реакциям.

Подробнее >>>


Семена Томат Алтайский Розовый 0,1гр.

Семена Томат Алтайский Розовый 0,1гр.Семена<br>Среднеспелый сорт для выращивания в открытом грунте и плёночных теплицах. Период от всходов до начала созревания 110-115 дней. Растение высотой до 150 см, требует подвязки и формирования. Плод плоскоокруглый, слаборебристый, плотный. Масса 300-350 г (до 500 г). Окраска незрелого плода зеленая с темно-зеленым пятном у плодоножки, зрелого – розовая. Число гнезд более 6. Мякоть нежная, сочная, замечательного вкуса. Ценность сорта: крупноплодность, высокая урожайность, длительность плодоношения. Идеально подход<br>Семена
Среднеспелый сорт для выращивания в открытом грунте и плёночных теплицах. Период от всходов до начала созревания 110-115 дней. Растение высотой до 150 см, требует подвязки и формирования. Плод плоскоокруглый, слаборебристый, плотный. Масса 300-350 г (до 500 г). Окраска незрелого плода зеленая с темно-зеленым пятном у плодоножки, зрелого – розовая. Число гнезд более 6. Мякоть нежная, сочная, замечательного вкуса. Ценность сорта: крупноплодность, высокая урожайность, длительность плодоношения. Идеально подход


Подробнее >>>




Travels in the Scriptorium

Travels in the ScriptoriumХудожественная литература на англ. языке<br>An old man sits in a room, with a single door and window, a bed, a desk and a chair. Each day he awakes with no memory, unsure of whether or not he is locked into the room. Attached to the few objects around him are one-word, hand-written labels, and on the desk is a series of vaguely familiar black-and-white photographs and four piles of paper. Then a middle-aged woman called Anna enters and talks of pills and treatment, but also of love and promises.<br>Who is this Mr Blank, and what is his fate? What does Anna represent from his past - and will he have enough time to ever make sense of the clues that arise?<br>After the huge success of The Brooklyn Follies, his new novel sees Auster return to the metaphysical territory familiar from his enormously influential The New York Trilogy. A dark puzzle, and a game that implicates both reader and writer alike, Travels in the Scriptorium is a mind-altering exploration of language, responsibility and the passage of time.<br> Travels in the Scriptorium returns to . . . the nihilistic gaiety of Beckett (in particular Krapp) or the sub-dermal violence of Pinter.  New Statesman<br>Художественная литература на англ. языке
An old man sits in a room, with a single door and window, a bed, a desk and a chair. Each day he awakes with no memory, unsure of whether or not he is locked into the room. Attached to the few objects around him are one-word, hand-written labels, and on the desk is a series of vaguely familiar black-and-white photographs and four piles of paper. Then a middle-aged woman called Anna enters and talks of pills and treatment, but also of love and promises.
Who is this Mr Blank, and what is his fate? What does Anna represent from his past - and will he have enough time to ever make sense of the clues that arise?
After the huge success of The Brooklyn Follies, his new novel sees Auster return to the metaphysical territory familiar from his enormously influential The New York Trilogy. A dark puzzle, and a game that implicates both reader and writer alike, Travels in the Scriptorium is a mind-altering exploration of language, responsibility and the passage of time.
Travels in the Scriptorium returns to . . . the nihilistic gaiety of Beckett (in particular Krapp) or the sub-dermal violence of Pinter. New Statesman


Подробнее >>>

Коряжма, Борисоглебск, Ленинский проспект, Комсомольская, Печоры, Нижний Новгород Бешенцево, Находка, Правдинск, Высоцк.